На главную | Содержание | Назад | Вперёд
Наши друзья

 

 

Введение


Большинство людей, которые так или иначе, хотя бы раз в жизни соприкаса­лись с компьютерами, прекрасно знают, что в среде компьютерщиков просто пользователей) существует один, пожалуй, самый страшный термин в компьютерных технологиях - хакер.
Этот простой до лаконичности термин относится к огромной группе людей, о которых, как правило, все знают, но их самих вряд ли кто естественно, кроме
людей, столкнувшихся с их ремеслом, ремеслом компьютерного взлома World Wide Web (WWW) или, что проще, Всемирной Паутины Интернет.
В отечественной компьютерной литературе сейчас появляется достаточное ко­личество книг, посвященных Более того, слышатся даже гневные упреки в ад­рес создателей этих книг за то, что они якобы провоцируют интерес молодежи к запретному плоду хакерства. Однако обвинять в подобном писателей - примерно то же самое, что в разгуле преступности журналистов, о ней пишущих. Пробле­ма компьютерного взлома, разумеется, существует и потому о ней и пишут. И люди, совершающие попытки компьютерного взлома, делают это не всегда по причине врож­денной порочности натуры, а часто просто потому, что у них нет денег заплатить за
Интернет.
Очень часто люди бывают просто спровоцированы к компьютерному взлому
благодаря бездарности и близорукости службы безопасности данного учреждения.
Почему-то считается априорным, что банк должен иметь бронированные стекла и сис­тему сигнализации в основном снаружи. Но для хакера зайти в операционную систе­му банка и увидеть, какие многонулевые сделки там проворачиваются — то же са­мое, что для простого смертного оказаться в неохраняемой ювелирной лавке: бери —
не хочу!
В наши дни, когда все мы страдаем от компьютерных (а у кого не
пропадали деньги со счета в телефонной компании сотовой связи или кто не ловил на своем компьютере «троянца» или другого, еще более злобного настало вре-
мя рассмотреть проблемы со всех сторон и уяснить для себя психологию, тех-
нологию и, если хотите, философию этого явления.
И если авторы справятся с этой задачей хотя бы на 0,1 процента, то будут счи­тать свою историческую миссию выполненной.
Кто они, х акеры?!
Гении или злодеи, преступники или жертвы, санитары или загрязнители компьютерной среды, великие ученые или непризнан­ные самоучки, богачи или вечные бедняки...
Кто же они?
В настоящее время написаны просто горы компьютерной лите­ратуры, в которой авторы так или иначе касаются проблем, связанных
с хакерами, но все же по некоторым (вполне понятным для нас) при­чинам они не касаются близко самих хакеров и всего, что с ними мо­жет быть связано. Мы, наверное впервые, решили обратиться к про­блемам хакерства, вполне осознавая, что наши читатели разделятся на две команды, одна из которых прямо заявит: ребята, да как вы умудри­лись об этом всем написать, памятника вам мало; вторая группа нерв­но отвернется и, лязгнув зубами, скажет: ах такие-сякие, нашли о ком писать, больше делать вам нечего, а раз пишите, то, сами где-то хакерите. Эта группа после последней фразы тут же саркастиче­ски улыбнется и начнет набирать номер телефона, думая: вот вам, мы уже позвонили, куда следует!
Не станем ни на кого обижаться, а постараемся лучше познако­мить вас с настоящим миром хакеров, какой бы он ни был... Хороший или плохой... Решайте сами! Тем более, что, наверное, многие из нас все же в душе немножечко те же самые злобные хакеры, поднимаю­щие на своем компьютерном столе (особенно по ночам) флаг своего тайного, полумистического движения: символ «Веселого Роджера». Хотя не станем точно утверждать, что наше последнее высказывание справедливо. Но поймите, ведь это просто романтика — написать о тех людях, которых и в лицо-то никто не знает...
Начнем потихонечку (тсс-с-с-с!), покуда к нашему компьютеру
никто не подсадил «троянца», с одной лишь целью - опубликовать
книгу о хакерах, используя наши материалы задолго до того, как мы решимся издать наш скромный труд...
Терминология
Когда английское слово to beat (побить) слилось с русским суф­фиксом «ник» (он вошел в английский язык в конце 50-х гг. внутри спутника), появились битники — циничное, разочарованное поколе­ние. На смену побитому поколению явились беззаботные дети-цветы. Большинство хиппи отрицательно относились к компьютерам, видя в них лишь средство централизованного контроля. Те же немногие, кто увидел в них мощную силу, способную преобразовать мир согласно идеалам творческой свободы, и неиерархического, недоступного ника­кой цензуре общения, стали работать над этим превращением. Хиппи
ушли в прошлое, а их идеалы — в будущее, заложив философскую ба­зу кибернетической революции.
На арену истории вышла новая порода нон-конформистов: хаке­ры. Слово «хакер» сейчас используют в двух значениях — с одной сто­роны, это человек, который прекрасно знает компьютер и пишет хоро­шие программы, а с другой — незаконно проникающий в чужие ком­пьютерные системы с целью незаконного получения информации. Та­ким образом, одно слово совмещает в себе по крайней мере два значе­ния (впрочем, один дотошный фанат хакерства насчитал целых 69):
одно — нейтральное или даже хвалебное (ас, мастер), другое — окра­шенное негативно (взломщик, вор).
Английский глагол to hack применительно к компьютерам мо­жет означать две вещи — взломать систему или починить ее. В основе этих действий лежит общее начало: понимание того, как устроен ком­пьютер, и программ, которые на нем работают.
Двусмысленность термина «хакер» ведет к парадоксам. Хакер -это и герой, и хулиган, и расчетливый преступник; мастер ности и угроза компьютеризированному обществу. Отсюда — крайнос­ти в оценке: хакеры подвергаются либо полной идеализации, либо та­кому же полному очернению.
Реальность, как всегда, посередине. Грубо говоря, хакера как по­роды людей вообще не существует. Существуют реальные люди, игра­ющие с компьютерами в очень разные игры. Мотивы игры, ее правила .и результаты, к которым она приводит, не сводимы к какой-либо еди­ной формуле, а образуют обширное поле возможностей.
Третье поколение — хакеры начала
80-х гг., создали множество прикладных, учебных и игровых программ
для персональных компьютеров. Типичная фигура здесь — Мич Кей-пор, бывший учитель трансцендентальной медитации, создавший про­грамму «Lotus 1-2-3», которая весьма способствовала успеху IBM-ов-ских компьютеров. Подобно большинству компьютерных первопро­ходцев, Кейпор по-прежнему активен. «Фонд электронных рубежей» (Electronic Frontier Foundation), основанный им совместно с тексто­виком из «Грсйтфул Дэд», успешно влияет на политику Вашингтона в отношении гражданских прав в киберпространстве.
Создание неиерархической системы коммуникации, называемой Usenet, и бесчисленных «досок объявлений» (BBS) — тоже их заслуга. Руководствуясь той же «хакерской этикой», что и предыдущие поко­ления, они противостоят коммсрционализации Интернета, создавая программы, которые тут же становятся доступны всякому, кто их по­желает — так называемые «freeware» или «shareware», живо напоми­ная «диггеров» 60-х, «подрывавших капитализм», бесплатно раздавая свои имущество и товары.
«Конечно, — пишет Бренд, — далеко не всякий на электронных рубежах ощущает свою преемственность с контркультурными корня­ми 60-х. Трудно назвать хиппи Николаса Негропонте, шефа Лаборато­рии массовых коммуникаций в Массачусетском институте технологии (M.I.T.), или магната «Майкрософта» Билла Гейтса. Тем не менее, фи­лософия 60-х сохраняет живой творческий потенциал. Виртуальная
реальность — компьютеризированное сенсорное погружение — полу­чила свое название и была снабжена начальной технологической ба­зой Джейроном Ланье, который вырос в Нью-Мехико в «геодезичес­кой юрте» (изобретение Букминстера Фуллера, популярное среди хиппи), зарабатывал деньги игрой на флейте в Нью-Йоркской подзем­ке и до сих пор носит длиннейшие растафаровские косички. Послед­нее поколение суперкомпьютеров, допускающих громадное количест­во параллельных подключений, разрабатывалось и запускалось в про­изводство гениальным «волосатиком» Данном Ниллисом, который за­дался целью построить машину, «которая могла бы нами гордиться».
Система криптографирования, называемая PGP (Pretty Good
Privacy), обеспечивающая приватность каждому пользователю, — де­тище патлатого пацифиста из Боулдера Филиппа Циммермана (кста­ти, за то, что он забросил свое изобретение в Интернет, американские
власти хотели впаять ему срок — там действует закон, запрещающий
экспорт сильных криптографических методов), а нашумевшая про­грамма «SATAN», позволяющая выявлять дыры в защите компьютер­ных систем, — творение неуживчивого анархиста Дэна Фармера».
Предисловие
В 1984 году Стивен Леви в своей знаменитой книге «Хакеры: ге­рои компьютерной революции» сформулировал принципы хакерской
этики:
«Доступ к компьютерам должен быть неограниченным и полным»
«Вся информация должна быть бесплатной»
«Не верь властям — борись за децентрализацию»
«Ты можешь творить на компьютере искусство и красоту»
«Компьютеры могут изменить твою жизнь к лучшему»
Эти формулировки, если взглянуть ши­ре, восходят, несомненно, к и
свободомыслию хипповских коммун 60-х го­дов. Но если взглянуть глубже, то мы углу­бимся в такие дебри веков...

 

На главную | Содержание | Назад | Вперёд
 
Яндекс.Метрика