На главную | Содержание | Назад | Вперёд
Наши друзья

 

 

«ХАКЕР» КАК ДИАГНОЗ

Вот еще одно сообщение с телетайпов новостей. «МИТНИК АУТИСТ?» Американка Тэмпль Грэндин, профессор ветеринарии, страдающая одной из редких форм аутизма — синдромом Аспергера — наблюдала за телеинтервью Кевина Митника и убедилась, что у зна­менитого 36-летнего хакера выражены внешние симптомы этого врожденного психического заболевания.
Это неспособность нормально взаимодействовать с людьми, полное непонимание намеков собеседника, странный фиксированный взгляд, неумение смотреть в глаза собеседнику, неуклюжесть в движе­ниях, необычность мимики.
Грэндин сопоставила     что было ей известно о из га-
зет, с другими симптомами синдрома Аспергера: сильно развитая спо­собность к медленной методичной работе с числами, а также умение
сосредоточиться на проблеме в течение длительного времени, — и при­шла к выводу, что несомненно, страдает синдромом Асперге-ра.
Тэмпль знает предмет не только как пациент: будучи одним из самых известных в США носителей болезни, она нередко выступает от
имени всех больных синдромом Аспергера.
Интервью Митника было показано по телевидению около года
назад. С того времени Грэндин и некоторые другие исследователи-психологи работают над вопросом: является ли синдром Аспергера бо­лезнью, которая толкает подростков заниматься компьютерным взло­мом? По мнению Грэндин, нельзя однозначно сказать, что все хакеры - аутисты, но, безусловно, если ребенок с этим синдромом заболева­ния был обделен вниманием воспитателей, то в нем может развиться
наклонность к хакерству.
Интересно, что сам Митник готов согласиться с поставленным диагнозом: находясь в заключении, он переговорил с другим хакером, у которого этот синдром был точно диагностирован, и, «примерив на себя» его описания, убедился, что они вполне ему подходят.
В то же время другие психиатры опровергают связь между синд­ромом Аспергера и хакерством. Они упирают на то, что большинство известных им больных - предельно, до болезненности честные и за­конопослушные граждане.
Впрочем, известно, что наиболее знаменитые хакеры (в том чис­ле и сам Митник) взламывают сайты не только и не столько ради на-
живы, сколько из «спортивного» интереса и желания помериться си­лами со службами компьютерной защиты знаменитых корпораций.
Сейчас в США нет исследований по этому поводу, однако впол­не возможно, что теперь начнется массовое исследование психологи­ческих особенностей хакеров, пишет газета «USA Today».
Это давно пора сделать, учитывая, в какой обстановке воспиты­валось старшее поколение нынешних хакеров — ровесники Митника.
(Подробнее на эту тему см. Приложение 2 к настоящему изданию: интервью с Кевином Митником).
До конца 60-х годов хакеров можно было сопоставить с антич­ными Мастерами. Хакинг ассоциировался с высшим профессионализ­мом и вытекающей из него культурой поведения. Тесная связь куль­турного и интеллектуального уровней давно отмечалась психологами. Из этого правила, конечно, бывают исключения, но редко, и общей картины они не меняют. А картина до конца 60-х годов была следую­щая — в полной замкнутости и отсутствии какой-либо связи между компьютерными центрами страны, каждый программист должен был получить необходимые ему знания САМ. Это был долгий и тернистый путь. Информатика тогда едва выходила из околонаучной комы, но все эффективные алгоритмы и приемы еще не были канонизированы и широко известны. Как бы не был очевиден древовидный поиск или линейная сортировка, но до него еще нужно было додуматься, и, увы, да­леко не один раз. Отсутствие таких привычных сегодняшнему поколе­нию коммуникаций приводило к тому, что все алгоритмы переоткры­вались десятки раз в разных местах прежде, чем информация о послед­них успевала дойти до адресатов «естественным» путем — через книги и университеты.
Обмен знаниями происходил только в узких рамках универси­тетских или лабораторных общин. В условиях такой тесной связи друг с другом компьютерный вандализм возникнуть просто не мог. «Пар­шивые овцы» быстро вычислялись и с позором выдворялись прочь. Да и было-то их очень немного. Машинное время и программистический труд очень ценили и любая мысль о «завешивании» системы казалась кощунственной.
В лексиконе тогдашних хакеров еще не появилось оскорбитель­ное слово «ламер». Не то, чтобы среди них не было таковых, а просто программисты в то время намного лояльнее относились к непрофесси­оналам. Да и как бы можно было расценить такие оскорбления в тес­ных коллективах?
Сегодня, на фоне развитых сетевых коммуникаций, когда собе­седники едва ли имеют шанс встретиться лицом к лицу в реальной жизни, ситуация кардинально изменилась. Электронное общение при­несло вместе с неоспоримыми благами не меньшую кучу дерьма, с ко­торым вынуждены жить сегодняшние хакеры, и первый камень этого здания был заложен в 1969 году. Тогда по инициативе Управления пер­спективных исследований Министерства Обороны США — Defense
Advanced Research Projects Agency — создается первая вычислитель­ная сеть, получившая название Advanced Research Projects Agency NETwork - ARPANET.
ARPANET сразу объединила несколько университетов, находя­щихся в разных концах США, и стремительно продолжала расширять­ся. По очередной иронии судьбы эта сеть не планировалась для пере­дачи секретных сведений, а просто для обмена открытой информаци­ей и электронной перепиской, поэтому никаких серьезных разграни­чивающих доступ элементов в ее архитектуре не присутствовало. Это только лишний раз подчеркивает, что даже в конце шестидесятых го­дов о вандалах не только не имели представления, но даже не могли
представить их появление в обозримом будущем.
Именно эта промашка, унаследованная общеизвестной сетью Интернет, привела последнюю к состоянию сегодняшней анархии. Но не будем пока забегать так далеко вперед.
Сеть не только физически соединила компьютеры, но и духовно сплотила работающих за ними людей. Хакеры, привыкшие к мало­подвижному образу жизни, порой и не знали, где географически нахо­дится их респондент — в соседней лаборатории или в другом штате.
Интенсивное взаимодействие сотен и даже тысяч очень неглупых лю­дей дало невероятный толчок прогрессу. Для тех времен были харак­терны открытое обсуждение и распространение технологий и инже­нерных решений. Любые недочеты быстро исправлялись и программа (технология) уже в исправленном варианте отправлялась в сеть на следующий цикл доработки.
Времена, когда каждый изобретал свой велосипед, уже уходили
в историю. Вместо бессонных ночей, проведенных в попытках реше­ния задачи, теперь проводили время в поисках уже готовой информа­ции в быстро набирающей силы сети. Не будем навешивать ярлыки и
называть тех людей, но именно эта легкость получения уже готовой
информации без необходимости понимания сути последней и по­служила толчком к появлению в Сети людей, которые сами ничего не делали, только копировали ресурсы других.
Число пользователей ARPANET продолжало расти и не всех из них можно было назвать хорошими парнями. Кроме того, ресурсы се­ти, помимо собственно программистов, начали использовать и далекие от компьютеров люди для служебной и деловой переписки.
Прежняя монолитность компьютерного сообщества рухнула. Те­перь далеко не каждый человек, сидевший за терминалом, был программистом. Все чаще и чаще он оказывался, выражаясь сегодняш­ней терминологией, юзером. Успех ARPANET и совершенствование компьютерных технологий вели к тому, что ЭВМ превращалась в предмет массового спроса и потребления.
Хакерский жаргон теперь становился знаком принадлежности к особой группе — касте компьютерных фанатов. В то время хакерство еще не стало модным и никому и в голову не приходило копировать их профессиональный сленг, да и нужды-то в этом особой у пользовате­лей еще не было.
В конце 60-х годов компьютерные технологии шагнули далеко вперед, заменив телетайпы терминалами, а перфокарты — клавиату­рой. Не в меньшей мере это отразилось и на возросших вычислитель­ных мощностях. Машинное время выделялось уже в достаточной мере для тех задач, о которых раньше никто и не пытался помышлять.
Предназначенная изначально для обучения и обмена информа­цией, Сеть стала открытыми воротами на пути зарождающегося ком­пьютерного вандализма. Именно та легкость и доступность информа­ции приведет через несколько лет к тому, что безграмотные и озлоб­ленные маньяки получат в руки практически готовые технологии и
инструментарий, чтобы потом употребить их для своих черных дел.
Именно Сеть в последствии вынесет компьютеры из лаборато­рий и поставит персоналками на рабочие столы; размоет ту атмосферу отношений, царящую в компьютерном мире
тых годов. Позже деградация образования и общества уничтожит ха­керский дух. Уже в восьмидесятых останутся лишь отдельные одиноч­ки, хакерство как общественное движение прекратит свое существова­ние. А сейчас история вновь повторяется — хакеры вновь объединяют­ся и даже наравне с обычными террористами выступают против пра­вительства своих стран, взламывают банковские системы и просто де­лают всякие гадости на сайтах известных компаний...

 

На главную | Содержание | Назад | Вперёд
 
Яндекс.Метрика